Денис милов - управляющий партнёр #LomotrueAI

Нам разум дал… 

сильный ИИ

В России появился новый венчурный фонд, который заявил своей целью реализовать проекты по созданию сильного искусственного интеллекта.


Пока что в мире существуют решения только слабого ИИ, другими словами — узкого назначения. То есть, системы для решения конкретной задачи: поиск в Сети, мониторинг погоды или игра в шахматы. Голосовые помощники никогда не смогут ответить на абстрактные вопросы, например, о смысле жизни или личных проблемах. Максимум – подберут ссылку в интернете. Однако не стоит считать такие системы неполноценными: на базе слабых ИИ уже создаются более мощные системы.

 
В свою очередь, сильный ИИ (General AI или True AI) схож с человеческим, то есть способен выполнять любые умственные задачи, которые под силу людям. Пока что такие решения нам попадаются лишь в научной фантастике, но прорыв уже близок. Сильный ИИ сможет рассуждать, планировать, учиться, набираться опыта и применять его в ходе работы, предлагать инновационные идеи. Но для этого надо придумать, как вложить в компьютер сознание.
Есть, правда, ещё одно понятие – супер-ИИ, который должен превзойти человеческий разум по всем параметрам. Именно такой ИИ, по мнению Илона Маска, приведет к вымиранию людей как вида, так что пока не будем про него думать
Управляющий партнёр #LomoTrueAI Денис Милов рассказал о целях и задачах нового проекта.

Вы замахнулись на очень сложную задачу. Есть ли уверенность в своих силах?
Я более 20 лет занимаюсь сложными проектами и уже привык, что коллеги сравнивают меня с Сергеем Павловичем Королевым, который славился работоспособностью, прорывными идеями и, при всё этом – организаторскими талантами. Я уверен, что нет ничего невозможного, главное – это поставить цель и верить в её достижимость.
Знаете, в 1960-е годы астроном Томас Голд выдвинул гипотезу, что Луна покрыта толстым слоем пыли из-за микрометеоритной бомбардировки. Но Королёв был на стороне советского вулканолога Генриха Штейнберга, который утверждал, что поверхность Луны твёрдая. Однако коллеги Сергея Павловича опасались, что Голд может оказаться прав и прилунившийся аппарат попросту утонет в зыбучей пыли. И на одном из совещаний Королёв предложил считать, что грунт на Луне — твёрдый. Но коллеги выразили опасение, что никто до сих пор не взял на себя смелость написать — мол на Луне такой-то грунт... и подписаться под этим! Тогда Королев взял блокнот, крупно написал на листке: «ЛУНА — ТВЁРДАЯ», и подписался: «С. Королёв».
Вот и я просто взял и написал: «Мы сделаем сильный ИИ».

На чем основана Ваша уверенность?
На опыте. Я много лет соприкасаюсь с темой искусственного интеллекта. Например, в конце 90-х годов я участвовал в создании в Нидерландах системы распознавания японских текстов. Сейчас этот проект влился в Canon. Кстати, нашей командой руководил профессор, сейчас известный в мире применением искусственного интеллекта в медицине.
Затем, уже в начале «двухтысячных», я создал ядро первого в мире коммерческого голосового переводчика, где распознавание речи с использованием нейронных сетей анализировалось наравне со Скрытыми Марковскими Моделями. На базе этого решения позже реализовано множество проектов в мире.
Затем два года руководил проектом по созданию системы моделирования взаимодействия человека и компьютера на основе компьютерного зрения и искусственного интеллекта. Эта система работала в ряде лабораторий известной мировой корпорации.

А в чём проявился Ваш «королёвский» организаторский талант?
Например, я один из тех, кто стоял у истоков обучения Программной Инженерии в России. В середине «нулевых» я работал исполнительным вице-президентом группы компаний, которые занималась образованием ИТ-специалистов и консалтингом в области программной разработки. Специалистам хорошо известна конференция SECR, которую мы тогда развивали и которая проводится до сих пор.
Впоследствии я руководил созданием концепции, стратегии и технико-экономического обоснования создания для МУИТ – Международного университета информационных технологий. Сейчас это лучший в ИТ-университет в Центральной Азии, в котором учатся более пяти тысяч студентов.
Кроме того, я занимал пост Site Manager в московском офисе Intel. Конечно, это больше административная роль, не связанная непосредственно с разработкой, но я решал все задачи офиса – в том числе, затрагивающие сотни R&D-специалистов.

Но для работы с инвестициями надо понимать и этот рынок…
Согласен. Но и тут у меня достаточно компетенций. Например, я был независимым членом первого правления и инвестиционного комитета Инфрафонда РВК, состою в экспертной коллегии Фонда «Сколково», эксперт Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд содействия инновациям). «На моей совести» экспертные заключения для 2300 бизнес-проектов в разных странах – это примерно 150-200 ежегодно последние 10 лет.
Полагаю, это достаточно веский опыт для управления инвестициями. И это подтверждается, например, моим экспертным участием в ядре EduNet 2020 и в Форсайте НТИ 2.0. В 2020 году был членом жюри суперфинала первого педагогического хакатона 2020 в Красноярске.
Кстати, меня часто приглашают в жюри интеллектуальных или инвестиционных конкурсов. Я оценивал участников финала конкурса научных проектов школьников в России 2010 (Росатом), финалов Microsoft Imagine Cup 2006-2010 в России, мировых конкурсов инновационных проектов MassChallenge 2013-2020, а также конкурса инновационных проектов Bridge to MassChallenge 2016 в Австралии.

Убедительно. А Вы не боитесь, что сильный ИИ заменит людей?
Конечно, заменит. И это вполне закономерно – не надо этого бояться. Когда-то Генри Форд ввёл конвейер, и масса профессий оказалась не нужна, а теперь слабый ИИ сделал бесполезными ряд других профессий. Да, сильный ИИ просто расширит этот список, но ведь появятся другие профессии, чтобы решить новые глобальные проблемы человечества. Просто изменится «повестка». Вспомните луддитов, которые встали против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии. Но мы же «пошли дальше» и живем в современном мире.

Посмотрите на задачи, которые стоят перед современным миром. Причём не только мирные. Поэтому тут я согласен с Президентом: сильный ИИ – это стратегическое преимущество страны, ее эффективность и возможность для людей жить лучше.

Но если вспомнить определение сильного ИИ, то он сможет заменить нас и в других областях, например, в творчестве?
Конечно, сможет. Но этого тоже не надо бояться. Никто не отнимает у человека права творить. Да и вопрос это сложный. Например, всё идёт к тому, что человеческие органы скоро можно будет легко заменять на искусственные. Уже есть вполне функциональные протезы рук, ног, сердца. Например, ещё восемь лет назад – на конференции TED еще в 2012 году – был представлен биопринтер, на котором напечатали сердце мыши.
Уверен, что на стыке ИТ и биотехнологий появится и технология создания искусственного мозга. И вот представьте, что Вы своё сознание перенесли в такой искусственный мозг. Вы же останетесь человеком? Но если ваше сознание будет записано в искусственный мозг, и Вы напишете гениальную книгу – это будет творение человека или сильного ИИ?

Зачем переносить сознание в «компьютер»?
Бесцельно это делать, конечно, не нужно. Но вспомните, например, Стивена Хокинга. Думаю, он бы с радостью воспользовался такой возможностью. А победа над старостью или возможность восстановиться, например, после аварии или тяжелой болезни, «подняв бэкап»? 


Поэтому мы отслеживаем и финансируем проекты, которые позволят, например, переносить информацию из живого мозга в искусственный или загружать данные в голову для решения конкретных задач.
Пока это кажется фантастикой, но когда-то и генетические паспорта или печать здоровых органов в космосе казались чем-то недостижимым. Так что мы просто делаем фантастику реальностью. 

Это уже стык ИТ и биологии…
Живой мозг невозможно заменить вычислительными мощностями обычного «ИТ-железа». Это нечто большее: тайна, перед которой теряются инженеры и учёные. И немудрено – этот орган полировался эволюцией миллионы лет. Поэтому создание сильного ИИ возможно только на стыке биотехнологий и ИТ.

А не рано инвестировать в сильный ИИ в 2021 году?
Простой пример. Посмотрите на публичный Цикл зрелости технологий 2020 года, опубликованный Gartner. В их графике есть позиция Artificial General Intelligence, которая стоит у подножия «крутого взлета». Это серьёзное исследование и появление в нем этой позиции говорит о зрелости технологий, о готовности мировой технологической экосистемы к появлению и развитию данного тренда.
И эту готовность надо считать индикатором для инвесторов: пора вкладываться. Именно на такой стадии вложения наиболее оправданы, поскольку обещают наиболее высокую внутреннюю норму доходности (internal rate of return, IRR). Чем дальше, тем больше денег будет вложено в проекты True AI, тем насыщеннее станет рынок и тем ниже будет ценность вложений.
Вспомните золотые истории, когда человек купил акции «неизвестной компании» и забыл о них на несколько лет… Так и сейчас – наиболее выгодная точка входа в подобные проекты.

А если технология «не выстрелит»?
Выстрелит. Уже есть множество разработок так или иначе приближающихся к сильному ИИ. В рамках Национальной технологической инициативы (НТИ) проводятся конкурсы и выдаются гранты по различным направлениям ИИ. Уже очень скоро на дороги выйдут беспилотники под управлением машин, даже школьные сочинения по литературе будут проверяться беспристрастными машинами. Это же не фантастика – все данные в открытых источниках.
Да что далеко ходить – российские власти уже обеспокоились закреплением права на интеллектуальную собственность, созданную при использовании искусственного интеллекта (ИИ). Это не в будущем – в октябре 2020 года в Госдуме предложили внести соответствующие поправки в Гражданский кодекс и даже направили на согласование в Минэкономики России. А мы помним, что рассуждать, планировать и что-то придумывать может только сильный ИИ.
Поэтому не просто выстрелит – мы точно стоим на пороге прорыва.